.RU

Предисловие к первому изданию        17


ХЁЙЗИНГА И. ОСЕНЬ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ


СОДЕРЖАНИЕ

text.htm - glava01

Мудрость мастера ....         6

text.htm - glava02

Предисловие к первому изданию ....       17

text.htm - glava03

I. ЯРКОСТЬ И ОСТРОТА ЖИЗНИ ..        19

text.htm - glava04

II. ЖЕЛАНЬЕ ПРЕКРАСНОЙ ЖИЗНИ ...            41

text.htm - glava05

III. ИЕРАРХИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ОБЩЕСТВА ..  65

text.htm - glava06

IV. РЫЦАРСКАЯ ИДЕЯ ...            73

text.htm - glava07

V. МЕЧТА О ПОДВИГЕ И ЛЮБВИ ..      82

text.htm - glava08

^ VI. РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА И РЫЦАРСКИЕ ОБЕТЫ .           90

text.htm - glava09

VII. ЗНАЧЕНИЕ РЫДАРСКОГО ИДЕАЛА В ВОЙНЕ И ПОЛИТИКЕ ...        100

text.htm - glava10

^ VIII. СТИЛИЗАЦИЯ ЛЮБВИ ...     113

text.htm - glava11

IX. ОБИХОДНЫЕ ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ В ЛЮБВИ .126

text.htm - glava12

X. ИДИЛЛИЧЕСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ ...           133

text.htm - glava13

^ XI. ОБРАЗ СМЕРТИ ..        141

text.htm - glava14

XII. ОБРАЗНОЕ ПРЕТВОРЕНИЕ ВЕРЫ ...        153

text.htm - glava15

Х1П. ТИПЫ РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ ....          176

text.htm - glava16

XIV. РЕЛИГИОЗНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ....      190

text.htm - glava17

XV. ОТЦВЕТШАЯ СИМВОЛИКА ....        202

text.htm - glava18

^ XVI. РЕАЛИЗМ — И ОСЛАБЛЕНИЕ ОБРАЗНОСТИ В МИСТИКЕ 214

text.htm - glava19

XVII. ФОРМЫ МЫШЛЕНИЯ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ...228

text.htm - glava20

XVIII. ИСКУССТВО В ЖИЗНИ .....            247

text.htm - glava21

XIX. ЧУВСТВО ПРЕКРАСНОГО ....         268

text.htm - glava22

XX. ОБРАЗ И СЛОВО ....  274

text.htm - glava23

^ XXI. СЛОВО И ОБРАЗ ...   298

text.htm - glava24

XXII. ПРИХОД НОВЫХ ФОРМ .....            312


Примечания .....                                                                                                                             323

Хронологическая таблица .....                                                                                                       362

Осень Средневековья: Йохан Хейзинга и проблема упадка ..                                                      371

Комментарии (Д.Э. Харитонович) ...                                                                                           377


^ J. HUIZINGA

 

HERFSTTIJ DER MIDDELEEUWEN

STUDIE

OVER LEVENS-EN GEDACHTENVORMEN DER VEERTIENDE EN VIJFTIENDE EEUW IN FRANKRIJK EN DE NEDERLANDEN




^ 1 ИОХАН ХЕИЗИНГА

ОСЕНЬ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ИССЛЕДОВАНИЕ ФОРМ ЖИЗНЕННОГО УКЛАДА И ФОРМ МЫШЛЕНИЯ В XIV И XV ВЕКАХ ВО ФРАНЦИИ И НИДЕРЛАНДАХ



Сочинения в 3-х томах

ТОМ ПЕРВЫЙ Составитель и переводчик Сильвестров Д. В.

Вступительная статья и общая редакция д.и.н., профессора Уколовой В.И.

Заключительная статья и научный комментарий к. и. н. Харитоновича Д.Э.

Москва

Издательская группа «Прогресс» «Культура» 1995





^ ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Настоящее издание — первое на русском языке представительное собрание трудов Йохана Хёйзинги, одного из крупнейших историков культуры XX столетия, ученого высокой нравственной чистоты и мужественности, великого европейца и поистине человека «на все времена». Его жизнь и его работы убедительно свидетельствуют, что стиль — определяющая черта культуры. Безукоризненный вкус, широта охвата и соразмерность — наиболее яркие черты литературной манеры прославленного нидерландского автора. Стилистическая отточенность при переводе не только такого произведения, как «Осень Средневековья», признанного шедевром художественной литературы на родине автора, но и других, внешне более строгих работ — вот цель наших стараний.

Состав настоящего издания был определен при участии нидерландского исследователя творчества Хёйзинги д-ра А. ван дер Лема и подвергся обсуждению на кафедре истории- Амстердамского университета при непосредственном участии д-ра X. Белиена и проф. д-ра М. Брандса. При отборе писем мы воспользовались ценными .советами д-ра Н. Леттинка и д-ра В. Крюла. Особый интерес представляют рисунки И. Хёйзинги, лишь недавно опубликованные на родине автора. Читатель найдет их в третьем томе предлагаемого нами собрания.

«Осень Средневековья», основное произведение И. Хёйзинги, над которым он продолжал работать всю свою жизнь, выходит вторым изданием; в перевод внесены некоторые изменения и исправления. Впервые эта книга была выпущена издательством «Наука» в 1988 г. в серии «Памятники исторической мысли». Особо хочу отметить самоотверженный труд редактора Ф.Н. Арского, смертельная болезнь которого положила конец его работе над книгой. Чрезвычайную важность имели для работы над переводом неоднократные встречи с ответственным редактором книги акад. д-ром С.С. Аверинцевым, а также консультации к.филолог.н. С.Ю. Завадовской, д-ра А.В. Михайлова и рецензии д-ра М.Л. Гаспарова и проф. д-ра А.Я. Гуревича. Моей жене Валентине я обязан помощью и заботой, моей дочери Глаше — технической помощью и несколькими ценными советами при переводе с французского.

Комментарии к.и.н. Д.Э. Харитоновича к настоящему изданию были направлены на достижение стилистического соответствия научному подходу и литературной манере автора.

Трехтомное издание «Избранных произведений» И, Хёйзинги осуществлено при финансовой поддержке американского фонда «Культурная инициатива» (фонд Дж. Сороса) и нидерландского фонда поддержки издания и перевода нидерландской литературы.

Д. Сильвестров

==5


00.htm - glava01

^ МУДРОСТЬ МАСТЕРА

Имя выдающегося голландского историка и мыслителя Й.Хёйзинги известно в России давно. Сначала оно прозвучало в узком интеллектуальном кругу, так как официальная советская идеология с недоверием относилась к создателю «Homo ludens», бывшему одним из властителей дум западной интеллигенции. Четверть века тому назад в «Вопросах философии» появилась статья С.С. Аверинцева, тогда еще молодого, но очень авторитетного ученого, посвященная анализу культурологии Й.Хёйзинги*, которая положила начало серьезному изучению его наследия в нашей стране. В 1988 г. в серии «Памятники исторической мысли» увидело свет в русском переводе знаменитое сочинение Й.Хёйзинги «Осень Средневековья»**, а в 1992 г. вышли «Homo ludens» и «В тени завтрашнего дня»***.

После этого сложилась новая ситуация — с творчеством Й.Хёйзинги познакомились не только профессионалы, но многие из тех, кто интересуется историей и культурологией, а познакомившись, обнаружили близость идей и мироощущения Й.Хёйзинги российской ментальное™ и почувствовали насущную необходимость новой встречи с прославленным историком. Это пробудило редколлегию «Памятников исторической мысли» РАН и фирму «Культура» Издательской группы «Прогресс» предпринять новое трехтомное издание сочинений Й.Хёйзинги, в которое войдут «Осень Средневековья», «Homo ludens», «Эразм», другие важнейшие работы и письма в переводе Д.В. Сильвестрова.

Мы выражаем благодарность Фонду поддержки издания и перевода нидерландской литературы (Амстердам), его директору г-ну Франку Лихтфуту и руководителю департамента переводов г-же Руди Вестер за финансовую помощь и консультации, сделавшие возможными выход этого издания трудов Й.Хёйзинги в свет.

 * *

 См.: Аверинцев С С. Культурология Йохана Хёйзинги // Вопросы, философии, 1969, № 3.

* См.: Хёйзинга И. Осень Средневековья: Исследование форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах. Перевод Д.В. Сильвестрова, статья А.В. Михайлова. Комментарий Д.Э. Харитоновича. Отв. ред. чл.-корр. АН СССР С.С. Аверинцев // Памятники исторической мысли. М.: Наука, 1988.

** Х е и з и н г а И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. Перевод и примечания В.В. Ошиса. Общая редакция и послесловие д. филос. н. Г.М. Тавризян. М.: Издательская группа «Прогресс» — «Академия», 1992.

 

==6





Жизнь и научное творчество выдающегося голландского историка Йохана Хёйзинги являют собой редкий вообще, а в бурном XX веке в особенности, образец естественной гармонии и неспешного, но очень плодотворного развития. Й.Хёйзинга родился в 1872 г. в менонитской семье, и это, вероятно, во многом определило его отношение к жизни — мудрое смирение, искреннее и несуетное служение истине, которую он понимал не только как высшее знание, но и как высшую нравственность, дарованную христианством. Первый его фундаментальный труд — «Осень Средневековья» — был написан, когда его автор уже прошел значительную часть своего жизненного пути — книга увидела свет в 1919г. Хёйзинге в то время было уже 4 7 лет — возраст зрелости и для человека, и для ученого.

Со школьных лет Й.Хёйзинга формируется как «чистый гуманитарий», в отличие, например, от Томаса Манна, гордившегося полученными отличиями в естественнонаучных дисциплинах. Он увлекается наукой, прежде всего историей, но ставит ее «ниже искусства» и намерен «искать подлинную жизнь» в глубинах человеческой души. Такой подход, с одной стороны, был естественной реакцией интеллектуального и чувствительного юноши на засилье позитивистской науки, а с другой — отвечал настроениям, с конца XIX века все сильнее охватывающим западноевропейскую интеллигенцию, устремившуюся на «поиски человека» и горевшую желанием найти выход из «лабиринта судьбы».

Й.Хёйзинга, поддавшись широко распространенному тогда увлечению Востоком, решил специализироваться в области индологии. Для своей диссертации, защищенной в 1897 г., он избрал тему, посвященную образу видушаки в индийской драме. Видушака — шут, простак, комизм и «глупость» которого на самом деле служат выявлению истинного смысла происходящего и самой жизни. Таким же «простым», не мудрствующим ложно был и сам Й.Хёйзинга, неспешно, но неуклонно двигавшийся своим собственным путем познания истории, чтобы в конце концов представить ее в нетрадиционно прекрасном облике.

По его собственному свидетельству, очень важным этапом было преподавание им истории в школе в Харлеме. «Лишь теперь я впитал в себя по-настоящему образ истории, — писал он. — О критическом фундаменте я не беспокоился, мне хотелось дать живой рассказ». Затем Й.Хёйзинга недолго преподавал историю буддизма в Амстердаме, ас 1 904 г. руководил кафедрой истории Университета в Гронингене, хотя к тому времени у него еще не было специальных работ по истории. Лишь находясь на этом посту, Й.Хёйзинга отходит от индологии, начинает серьезно заниматься историей Харлема и публикует обширный труд, посвященный ей.

С 1915 г. жизнь Хёйзинги связана с Лейденским университетом, где он возглавил одну из исторических кафедр. 1916 год стал годом признания прежде всего профессорских заслуг Й.Хёйзинги — Академия наук в Антверпене избрала его своим действительным членом. Вторая мировая война обусловила трагический финал прежде счастливой жизни нидерландского гуманиста. В 1942 г. ученый был заключен фашистами в концентрационный лагерь. Пробыв здесь в качестве заложника несколько месяцев, он был выпущен на свободу, пытался продолжить научную работу, но внутренняя гармония, необходимая ему для этого, была жестоко и невосстановимо разрушена. Не дожив трех с небольшим месяцев до победы над Германией, Й.Хёйзинга умер 1 февраля 1945 г.

Й.Хёйзинга был убежден, что «история — это духовная форма, в которой культура отдает себе отчет в своем прошлом». С наибольшей полнотой культура проявляет свой исторический смысл, когда натыкается на границы

 

==7


своего «могущества», исчерпав потенции развития. Происходит «зарастание живого ядра мысли рассудочными, одеревенелыми формами, высыхание и отвердение богатой культуры». Но эта окончательная оформ-ленность и делает прошлое «вразумительным» для последующих поколений, позволяя найти ему место в истории. Й.Хёйзинга справедливо замечает, что человеческий дух ищет в минувшем более всего возникновение нового; тем значительней выглядит попытка историка преодолеть это извечное стремление и увидеть важность заката, умирания, в котором он усматривает не хаос и распад, но необходимый момент вечного преображения. Будущее — это возвращение в прошлое; быть может, в этом интуитивном прочувствовании сказалось собственное «индологическое» прошлое Й.Хёйзинги, считавшего, что конец эпохи — время ее наибольшего осуществления, выявления и «затвердения» формы. Подобно тому как перед смертью человеческий организм мобилизует все свои ресурсы, чтобы выплеснуть их в последнем моменте борьбы за жизнь, умирающая культура реализует все скрытые в ней прежде интенции.

«Осень Средневековья» посвящена эпохе, жизнь которой проходила на фоне непрекращающегося призыва «помни о смерти». Автор этого труда исследовал формы жизненного уклада и формы мьшаяния в XIV—XV вв. во Франции и в Нидерландах, собственно в Бургурдии, государстве, объединявшем часть территорий современной Франции, Бельгии и Нидерландов. Гибельный «восход» и гибельный «закат» Бургундии как бы обрамляют западноевропейское Средневековье. У его истоков — стремительное и краткое восхождение и крушение Бургундского королевского дома, ставшие одной из главных тем эпоса о Нибелунгах, на закате — могущественное герцогство Бургундское, «сгоревшее» в войнах против Франции и Австрии и в конце концов разделенное между торжествующими победителями.

Исследователя, однако, ничуть не занимает политическая история Бургундии. Он делает попытку увидеть в трансформирующейся Европе XIV— XV в. не возвещение Ренессанса, но завершение Средневековья; запечатлеть средневековую культуру в ее последней жизненной фазе, являя ее нам как дерево, плоды которого полностью созрели, налились соком и даже несколько перезрели. При этом для Й.Хёйзинги культура не совокупность высших достижений, идей или произведений искусства, но прежде всего «тип жизни», «повседневность», мир общепринятых представлений, образов, чувств — того, что принято теперь называть ментальностью.

В интерпретации культуры автор «Осени Средневековья» опирается на историографическую традицию, наиболее ярко представленную швейцарским историком Я.Буркхартом (1818—1897), смотревшим на историю с позиций «старомодного гуманизма», ренессансных представлений о человеке, высокой игры со всеми ценностями культуры, бесконечно «переливающимися» одна в другую, не зная ограничений времени и пространства. Не случайно он станет прототипом одного из мудрых героев «Игры в бисер» Г.Гессе, патера Йакобуса. Однако не одна только традиция определяет научные, творческие устремления голландского медиевиста. Он воспринимает мощные импульсы новых исканий, характерных для гуманитарных наук, и в особенности для истории, в первые десятилетия XX века. В то время уже ощущалась мощная потребность показать историю не традиционно, не заключенной в искусственный причинно-следственный универсум, но почувствовать подлинный жизненный вкус и выявить культурные ее облики. Не только на Западе, но и в России такие ученые, как Л.П. Карсавин, П.М. Бицилли, И.М. Гверс и др., рассматривали историю в ее культурных, ментальных метаморфозах, фокусируя внимание на

 

==8


человеке каждый раз в естественной для него исторической реальности. Позднее еще четко не сформулированные, wo уже прочувствованные Й.Хёйзингой и его единомышленниками новые подходы к изучению истории окажутся созвучными программным заявлениям школы «Анналов», а известная работа М.Блока, одного из основателей этой школы, «Короли-чудотворцы», имевшая и определенное «манифестационное» значение, во многом продолжит исследовательские линии «Осени Средневековья».

Вместе с тем находящийся «на перекрестке» культурных и научных течений начала века Й.Хёйзинга занимает свое, только ему принадлежащее место в науке, истории и культурологии нашего столетия. Он был наделен даром, почти уникальным для историка, но встречающимся у настоящих художников, — своим видением, способностью реализовать собственную субъективность, придавая форму вечно изменяющемуся миру — форму, позволяющую с наибольшей полнотой выявить сущность того, что «увидено».

Ученого его противники не раз упрекали в том, что «фиксация формы» в истории, которая есть постоянное движение, процесс, — занятие «ненаучное», что любая эпоха — переходная и несет в себе взаимодействие старого и нового, что историк должен не только исследовать источник, но и следовать за ним, что в науке непозволительна никакая «художественная реконструкция» и т.п. Реакция коллег на выход «Осени Средневековья» была неоднозначной. Одни с восторгом приняли ее, и вскоре она была переведена и опубликована в ряде западноевропейских стран, другие же утверждали, что «это совсем не история». Й.Хёйзинга пытался ответить на критику и написал несколько сочинений методологического характера, объясняющих его подходы к истории. Однако великолепная «Осень Средневековья» гораздо ярче убеждает в плодотворности этих подходов, чем последующие попытки их истолкования.

Й.Хёйзинга — историк, рассказывающий, возвращающий историческое знание к тому, что главным являются не методология, «средства», но слово и видение. Слово может остановить мгновение, запечатлеть эпоху, высветить в ней все без теней и провалов. Оно способно назвать и тем самым «материализовать» то, что составляло некогда историческую реальность эпохи. Голландский медиевист принимает спокойно, как данность, что истина в ее полноте недоступна; что историк воспринимает лишь ее «облики», в которых истина «показывается» через культуру. Менее всего он способен обольщаться позитивистским рационализмом, он сторонник научно-художественного познания истории, точнее — познания подлинно культурологического, Автор «Осени Средневековья» Полагал, что если история — это прежде всего культура, то историк — не бесстрастный созерцатель, фиксирующий «то, что было», но ее со-творец. С помощью исторических источников он заново «проживает» ту или иную историческую ситуацию, не только восстанавливая ее, но как бы заново творя, и только тогда исследователь оказывается способным увидеть, запечатлеть и постичь. Без такого соучастия история мертва. Историческое познание требует научно-художественного освоения прошлого не в смысле научной популяризации (Й.Хёйзинга с большой настороженностью относился к этому жанру), но как осуществления прорыва из мира предполагаемого в мир, действительно существовавший. Быть может, поэтому Й.Хёйзинге, главный инструмент которого — слово, удалось увидеть в истории больше, чем подчас удается историку анализирующему, удалось раскрыть «естество» эпохи и ее особые формы, уловить «смыслы времена» — то, что выглядит почти эфемерным, но без чего нет подлинного исторического

 

==9


знания. В «Осени Средневековья» уже просматривается предчувствие концепции игры, в будущем реализованной в «Homo ludens». И дело не только в том, что Й.Хёйзинга раскрывает игровую сторону жизни, а точнее, культуры «закатной» Бургундии, но в том, что еще Ф.Шиллер называл «пробуждением к форме», предстающей как самореализация культуры посредством «снятия времени».

В отличие от О.Шпенглера, своим трудом «Закат Европы» во многом определившего ментальность XX века и усматривавшего в «окостеневающей» культуре конца угрожающие симптомы перехода ее в стадию цивилизации, за которой следует гибель, Й.Хёйзинга фиксирует «конец культуры» и как момент покоя, полноты бытия. Это тем более удивительно, что свою «Осень Средневековья» он писал в годы, когда Европа корчилась в огне первой мировой войны и революционных потрясений, когда погибала гуманистическая культура «долгого» XIX века (последней вехой его стал не 1900, а 1914 г.). Европейское общество было охвачено апокалиптическими ожиданиями, и «Осень Средневековья» на этом фоне стала не просто очередным значительным историческим сочинением, но и интеллектуальным феноменом, служившим и познанию истории, и снятию страха и напряжения, своеобразным обещанием покоя, ибо «всякое время оставляет после себя гораздо больше следов своих страданий, чем своего счастья. Бедствия — вот из чего творится история. И все же какая-то безотчетная убежденность говорит нам, что счастливая жизнь, безмятежная радость и сладостный покой, выпавшие на долю одной эпохи, в итоге не слишком отличаются от всего того, что происходит в любое другое время». История, обретшая себя как культура, даже в «гибельные» эпохи становится основанием будущего.

Двадцатый век, самый негуманный, в котором было истреблено поистине устрашающее число людей, в интеллектуальных и художественных сферах упорно «искал человека»: «сверхчеловек» Ницше, «фаустовский человек» Шпенглера, «человек западный, механический, неоварварский» Тойнби, «человек без свойств» Музиля и т.п. явили различные ипостаси человека исторического и человека современного. Й.Хёйзинге с его гармоническим мироощущением и «согласием» с историей ближе всего оказался «человек играющий».

В марте 1935 г. он выступает с докладом, вскоре перерастающим в серьезное исследование культурного кризиса XX века, точнее, его первой трети — современной автору, эпохи. И одержимость этого мира, его стремительное скатывание к катастрофе взрывают «покой познания», дававший столь прекрасные научные плоды при освещении других кризисов — осени Средневековья или сумерек гуманизма. Автор блестящего эссе «В тени завтрашнего дня; диагноз духовной болезни нашего времени» оказывается включенным в трагические реалии этой эпохи, действующим лицом, страдающим вместе со своими современниками и, быть может, воспринимающим трагизм ситуации даже острее их, ибо он как человек духа видел и понимал всем своим существом угрозу культуре, угрозу смерти духовного начала в обществе и человеке, превращающую людей в уничтожающих друг друга хищников, чья борьба ведет не только к отрицанию социального прогресса, но к мировой дисгармонии и распаду, к вселенской катастрофе. В нем, однако, нет и тени высокомерия интеллектуала, видящего «дальше других». Напротив, Й.Хёйзинга считал, что настроения беспокойства и страха по поводу грозящей миру гибели разделяют большинство его современников, ведь им «основания для подобных мыслей дал экономический кризис, который они испытывали на собственной шкуре (у большинства шкура чувствительнее духа, и с этим

 

К оглавлению

==10


ничего не поделаешь)». А эти «массовые воззрения», наиболее полно выражающие ментальность общества, всегда интересовали Й.Хёйзингу как исследователя больше, чем рафинированные интеллектуальные концепции, хотя и в этой области он был тонким знатоком — достаточно вспомнить его работы об Абеляре или Иоанне Солсберийском.

Как историк Й.Хёйзинга убежден, что каждая эпоха проходит через свои страдания. И чтобы найти «лекарства против несчастной фортуны», следует сравнить кризис нынешний с теми, что бывали в предшествующие времена, ибо, «хотя возврата к прошлому нет, прошлое может дать нам поучительный урок, послужить ориентиром». Прежде всего нынешний кризис — это кризис культуры. Наблюдение это особенно важно, ибо сделано в то время, когда почти всеобщим убеждением было то, что основные беды кроются в кризисе экономики и в произраставших на этой почве политических кризисах. Кризис культуры расшатывает основы бытия человечества, а это в свою очередь приводит и к крушению индивидуального человеческого существования. И хотя история знала немало кризисов культуры, из которых ближайшие рубежи, по мнению голландского историка, 1500 и 1800 г., однако кризис XX века больше не просто по масштабу, но и по его сущности: это кризис веры в Бога вообще и кризис христианства в частности, кризис европейского гуманизма, а следовательно — кризис человека.

Лишь один кризис, знаменовавший собой кардинальный поворот в истории, — падение римского мира — может быть сравним с культурным переворотом XX века, сулящим устрашающую перспективу. Й.Хёйзинга формулирует ее так: «Путь древнеримской культуры привел ее к варварству. Идет ли нынешняя культура тем же путем?» Кажется, все указывает на это, истончается стремление культуры к идеалу, а стремление — одна из основных черт культуры, утрачивается равновесие между духовными и матереальными ценностями, исчерпываются возможности рационального познания и управления миром, наука находится «у предела возможностей мышления», констатируется всеобщее ослабление способности суждения, общество и человек, желая счастья немедленно и на Земле, будучи введены в заблуждение благами комфорта западной цивилизации, теряют даже желание критического взгляда на мир и на себя, что приводит к упадку морального сознания, в результате чего даже религиозные устремления многих становятся, по существу, атеистическими и бездуховными. Уже не выполнение долга, но псевдоромантически понятый героизм, ведущий к вседозволенности, становится идеалом. Это усугубляется влиянием комплекса идей об относительном характере морали. Иллюстрируя это размышление, Й.Хёйзинга вспоминает о марксизме: «В учении марксизма вся сфера нравственных убеждений и обязанностей не может найти себе места иначе как в духовной надстройке, возвышающейся над экономической структурой данной эпохи, вырастающей из нее и, поскольку она обусловлена этой структурой, обреченной вместе с нею изменяться и погибнуть. Таким образом, нравственный идеал всегда подченен общественному идеалу, и ценность его относительна в самом прямом смысле этого слова... Нравственное суждение, как бы его поняли христианин, мусульманин, буддист, платоник, спинозист или кантианец, здесь полностью отсутствует».

Но что есть главный симптом болезни — кризиса современной культуры? Ответ Й.Хейзинги неожидан и точен, он основывается на понимании им человека как человека играющего. «Сейчас, — писал он, — можно сказать, что люди превращают в игрушку весь белый свет... Пуерилизм — так мы назовем позицию общества, чье поведение уже не отвечает уровню разумности и зрелости, которых оно достигло в силу своей способности судить о

 

==11





вещах; которое вместо того, чтобы готовить подростка к вступлению во взрослую жизнь, свое собственное поведение приноравливает к отроческому». Для пуерилизма тоже свойственна игра, но не подлинная игра, искренняя, творчески реализующая агональное, соревновательное начало, интуитивно принимающая во внимание некоторые нравственные основания, а игра, оказывающаяся не в состоянии удержать свой неподдельный игровой характер, игра, слишком организованная и слишком технически оснащенная, игра, принимающая себя чересчур всерьез и оттого перестающая быть игрой, становящаяся грубой пародией на самое себя.

Надлом европейской цивилизации фиксировали многие выдающиеся мыслители, историки и писатели. Ф.Ницше, О.Шпенглер, А,Тойнби, Т.Манн, Х.Ортега-и-Гассет по-разному осмысливали и переживали кризис культуры и кризис человека, «запечатлевшие» их время. Й.Хёйзинга «ставит диагноз» современной ему цивилизации: порог безумия, готового прорваться в слепое неистовство, угроза исчезновения человеческого духа со страшной опасностью сохранения внешних атрибутов цивилизации, когда «моторы бы продолжали вращаться». «Повсюду царят сомнения в прочности общественного устройства, внутри которого мы живем, неясный страх перед ближайшим будущим, ощущение упадка и грозящей человечеству гибели... Нас прямо-таки захлестывают события. Мы воочию видим, как шатается все то, что казалось прежде незыблемым и священным; истина и человечность, право и разум. Мы видим, как перестают функционировать государственные институты, хиреют производственные системы. Мы видим, как продолжают отчаянно работать вхолостую общественные силы. Грохочущая машина этого неистового времени того и гляди начнет буксовать». Тень варварства сгущается над XX столетием, в конце его все больше закрывая перспективы развития истории как культуры. Вхождение Европы в «эпоху ребячества» (по выражению Ортегии-Гассета) или «пуерилизма» (по определению Хёйзинги) в конце второго тысятелетия грозит обернуться саморазрушением цивилизации.

Реклама, спорт — тревожные проявления пуерилизма, направляющие динамику культурного движения современного общества к варварству, в ходе которого «достигнутое содержание самой высокой пробы исподволь заглушается и вытесняется элементами низшего содержания», а на смену радости игры приходят жестокость, страсть к разрушению, поглощение человека, уже не играющего, но бессмысленно и напористо действующего.

Й.Хёйзинга трезво оценивает угрозы и провалы своей эпохи. В его высказываниях о тучах, «сгущающихся над Эммаусом» жаждущего бегства от реальности и спасения человека, угадывается намек на тьму фашизма, уже нависшую над Европой. Однако в полном согласии со своей природой человека и ученого он остается оптимистом. Считая, что новая война будет слишком разрушительной, а потому невозможной, он уповает на здравый смысл и нравственность людей, «плывущих в одной лодке». Ведь не захотят же они все вместе пойти ко дну; «надежду на труд, веру в возможность спасения, решимость его добиваться — этого у нас никому не отнять». Как прекрасны эти надежды гуманиста, взращенные христианством, неразрывно связанные с европейской культурной традицией XIX столетия, кажущегося золотым по сравнению с веком двадцатым.

Вера в человека пронизывает и наиболее известное произведение Й.Хёйзинги — «Homo ludens: опыт определения игрового элемента культуры», — увидевшее свет в 1938 г., за год до начала Второй мировой войны, в которой «пуерилистические герои», новые варвары, попытались разрушить и культуру и цивилизацию, принеся в жертву своему стремлению к

 

==12


«новому порядку» миллионы и миллионы людей. Варварское разрушение культуры обернулось смертельной угрозой самой жизни. Но во время выхода книги военный молох еще только предвкушал свои жертвы, среди которых предстояло оказаться и светлому «мастеру игры» Й.Хёйзинге.

Просвещенная Европа с упоением зачитывалась книгой голландского мыслителя, Й.Хёйзинга стал крупнейшим авторитетом в культурологии. Он успешно универсализировал понятие игры, столь органичное для европейской культурной традиции, восходящее к Пифагору и Платону с их представлениями о людях как объектах божественной игры. Платон называл человека «дитя играющее», основатель неоплатонизма Плотин представил вселенское и человеческое бытие как игру, считая, что «мы и все, кто играет, делаем это, или, во всяком случае, стараемся делать это, играя». Даже в «темные века» Исидор Севильскйй, создавая всеохватывающую энциклопедию знания «Этимологии», включает в нее раздел, посвященный игре, а игру рядополагает с войной. Через «игривое» Средневековье, через XVIII век, ставший историческим образцом культурной игры, через шиллеровское представление об игре как о свидетельстве и проявлении человеческой свободы, через стремление Спенсера связать игру с эволюционной теорией и вывести ее за рамки собственно человеческого существования, нить традиции приводит к творчеству Й.Хёйзинги, который синтезировал важнейшие элементы этого наследия, органично взрастив на их основе современную концепцию культуры как игры.

Однако не только голландский историк находился под обаянием идей игры. С конца XIX века и особенно в первые десятилетия двадцатого они увлекают многих писателей, поэтов, художников и отчасти — мыслителей. Библейская София, «играющая пред Господом», вдохновляет русского, философа В.Соловьева, «ужас зачинателя игры» пронизывает поэзию Н.Гумилева, позже Б.Пастернак пишет об игре, переходящей в «гибель всерьез». В Западной Европе одновременно с «Homo ludens» Герман Гессе создает один из величайших романов XX века, «Игру в бисер», повествующий о том, что «у Игры, по сути, нет начала», что она есть вместилище духовного универсума, «слияние живой красоты духовности и искусства с магией формул, с лаконизмом точных дисциплин»; речь идет, конечно, о Высокой Игре, о совершеннейшем выражении интеллектуальных потенций человека, об Игре как чистом смысле вселенского бытия.

Для Й.Хёйзинги игра не «струенье невещественного света», как для Г.Гессе, но совокупность смыслов истории, культуры, человеческой жизни, Если убрать игру, то вся история распадется на потерявшие смысл фрагменты, лишится творческого начала. Человек не-играющий, по мысли Й.Хёйзинги, собственно, даже не человек, ибо он утрачивает свое главное качество — свободу, а вместе с нею и радость, и возможности созидания культуры и самого себя. Если все в жизни человека определяется только непреложным целеполаганием и полезностью, то что же может выявить сущность человека как богоподобного существа во вселенной? Ведь игра — это «действие, протекающее в определенных рамках места, времени и смысла, в обозримом порядке, по добровольно принятым правилам и вне сферы материальной пользы или необходимости».

В хёйзинговской концепции игры при всех ее несомненных философских, социологических и культурологических достоинствах есть еще один очень важный элемент, который находится, собственно, вне научной сферы, но делает ее привлекательной не только для интеллектуальной элиты, но и для очень широкого круга людей, — это утверждение радости, имеющей место в человеческом существовании, несмотря на все присущие

 

==13


principi-sozdaniya-institutov-razvitiya-i-organizacii-ih-deyatelnosti-materiali-k-zasedaniyu-soveta-po-konkurentosposobnosti.html
principi-strukturirovaniya-i-administrirovaniya-bazi-dannih-resursov-otkritogo-i-distancionnogo-obucheniya-proekta-delfi-programmi-tasis.html
principi-tolerantnosti-v-politicheskoj-zhizni.html
principi-uchetnoj-politiki-primechanie-k-finansovoj-otchetnosti.html
principi-upravleniya-processom-formirovaniya-byudzhetnih-rashodov-gosudarstvennimi-organami-v-usloviyah-smeshannoj-ekonomiki.html
principi-voennoj-sluzhbi-organizacionno-pravovie-osnovi-voennoj-sluzhbi.html
  • textbook.bystrickaya.ru/hod-uroka.html
  • turn.bystrickaya.ru/opredelenie-sk-po-grazhdanskim-delam-verhovnogo-suda-rf-ot-4-fevralya-2011g-n49-v10-20-delo-o-vziskanii-kompensacii-za-nesvoevremennuyu-viplatu-zarabotnoj-plati.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-organizacii-obrazovatelnogo-processa-v-obsheobrazovatelnih-uchrezhdeniyah-po-kursu-osnovi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-za-schet.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodika-rascheta-nekotorih-pokazatelej-metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-2-kursa-zaochnogo-otdeleniya-s-sokrashennimi.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-voprosu-o-chastyah-rechi.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yuridicheskaya-firma-abris-3452-62-91-92.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-normi-orfoepii-i-akcentologii-programma-disciplini-russkij-yazik-i-kultura-rechi-dlya-studentov-obuchayushihsya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/svojstva-vodi-ekologicheskoe-sostoyanie-istochnikov-pitevoj-vodi-sela-voznesenka.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/raschet-finansovogo-rezultata-po-vidam-produkcii-uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-uchebnaya-programma-dlya-studentov.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhitinskij-a-zapiski-rok-diletanta-stranica-9.html
  • klass.bystrickaya.ru/barshevskij-m-yu-advokatskaya-etika-2-e-izd-ispr.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-dlya-studentov-obuchayushihsya-po-specialnosti-02-04-10-psihologiya-ochnaya-forma-obucheniya-obem-zanyatij-vsego-101-chas.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obobshennaya-model-iskusstvennoj-immunnoj-sistemi.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-obshaya-harakteristika-uchebnogo-predmeta-kursa.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vliyanie-professionalnoj-deyatelnosti-na-kognitivnie-sposobnosti-lichnosti-s-pozicij-psihologii-socialnogo-poznaniya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-6-osnovnie-polozheniya-obshej-teorii-sistem-kurs-lekcij-po-discipline-informatika-i-matematika-dlya-kursantov.html
  • student.bystrickaya.ru/1-religiya-eyo-rol-v-zhizni-sovremennogo-obshestva-stranica-4.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vidimoe-dvizhenie-planet.html
  • holiday.bystrickaya.ru/n257-rozhdestvenskij-spisok-opredelenno-chernij-spisok-stranica-9.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nauchno-prakticheskaya-konferenciya-shkolnikov-pervie-shagi-v-nauku.html
  • literature.bystrickaya.ru/cheshskij-vopros-popitki-razobratsya-v-samih-sebe.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-izdatelstvo-tyumenskogo-gosudarstvennogo-universiteta-2006-lukina-v-i-statistika-uchebno-metodicheskij-kompleks-tyumen-tyumenskij-gosudarstvennij-universitet-2006.html
  • turn.bystrickaya.ru/organizaciya-sistemi-uhoda-za-bolnimi-uchebnoe-posobie-dlya-studentov.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yu-venelin-stranica-14.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/predstavlyaet-soboj-programmi-kotorie-organizuyut-soglasnuyu-rabotu-vseh-komponent-kmpyutera-naibolee-rasprostranennoj-os-dlya-16-ti-razryadnih-kompyuterov-takih-kak-ibm.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-p-bespalko-daet-sleduyushee-opredelenie-pedagogicheskoj-tehnologii.html
  • uchit.bystrickaya.ru/svojstva-legkogo-betona-predstavlyaet-soboj-legkij-poristij-material-yacheistogo-stroeniya-v-vide-graviya-rezhe-v-vide.html
  • znanie.bystrickaya.ru/421412-vneshnee-blagoustrojstvo-zdanij-i-territorij-kabelnoe-televidenie-v-zhilishe-ii-kategorij-komforta.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-po-kursu-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-istoriya-zheleznodorozhnogo-transporta-vklyuchaet.html
  • write.bystrickaya.ru/gazeta-uralskaya-magistral-logistika-s-uralskim-uklonom-19032010.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-rekomenduemoj-literaturi-socialno-kulturnaya-programma-kak-sredstvo-resheniya-otraslevih-problem-107-tematika.html
  • studies.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-yanvar-2009-god-stranica-4.html
  • notebook.bystrickaya.ru/instrumentalnaya-muzika-tlivanova-istoriya-zapadno-evropejskoj-muziki-do-1789-goda-tom-pervij-po-xviii-vek-vtoroe.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchet-dolgosrochnih-materialnih-aktivov-teoriya-metodologiya-organizaciya-na-primere-zernovoj-otrasli-selskogo-hozyajstva-rk-08-00-12-buhgalterskij-uchet-audit-statistika.html
  • turn.bystrickaya.ru/pochemu-kazakam-polyubilas-kavkazskaya-burka-drevnyaya-obitel-narodov-i-plemen.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.