.RU

Предисловие редактора перевода - страница 3


кодом памяти) в КП и в. ДП. Как мы уже говорили, в КП информация кодируется в слуховой форме, а в ДП — в семантической форме. Однако мы очень скоро познакомимся с экспериментальными данными, свидетельствующими также о зрительном и семантическом (а не только слуховом) кодировании в КП. О том, что ДП должна содержать слуховую и зрительную информацию (равно как информацию о запахах, вкусе и осязательных ощущениях), уже говорилось; иначе как мы могли бы узнавать лица или звуки, которых мы долго не видели или. не слышали? Итак, разграничение двух видов памяти по типу кода (слуховой или семантический код) не столь бесспорно, как может показаться по результатам некоторых экспериментов.

Мы отмечали также, что без повторения запоминаемые элементы удерживаются в КП всего лишь несколько секунд, тогда как в ДП они могут храниться неопределенно долго. Это могло бы служить критерием для разграничения этих; двух хранилищ информации, однако дело осложняется тем, что оценки длительности удержания информации в КП сильно варьируют. То же самое можно сказать об объеме КП; т. е. о числе элементов, которые могут храниться в ней одновременно; здесь тоже оценки весьма различны. Одна из причин этих расхождений состоит в том, что КП и ДП — если, это и в самом деле две разные системы — в очень большой степени взаимозависимы. Связь между ними заключается не только в том, что повторение информации, содержащейся в КП, ведет к образованию следов в ДП: в свою очередь и ДП принимает большое участие в кодировании информации в КП. Допустим, например, что в КП поступает какая-то буква, предъявленная человеку зрительно. Откуда он мог бы узнать, что это действительно буква, не обратившись к ДП в поисках ее зрительного образа и названия? Поскольку ДП: участвует в распознавании образов, она тем самым участвует и в кодировании информации в КП. Кроме того, ДП может оказывать влияние на представление элементов в КП после того, как они были распознаны. Например, бессмысленный слог ВПС может храниться в КП как сокращение слова "Висконсин". Процесс опосредования, происходящий при записи в памяти слога ВИС в форме слова "Висконсин", связан с тем, что для перевода этого слога в более осмысленную единицу используется информация из ДП.

Пытаясь втиснуть эти сложные операции и коды памяти в рамки теории двойственности, некоторые психологи иногда проделывали с КП и ДП всевозможные манипуляции, искажая эти понятия до полной неузнаваемости. В результате v других психологов возник вопрос: "А стоит ли вообще возиться с теорией двойственности?"

Одной из альтернатив теории двойственности памяти служит так называемая теория "уровней переработки" (Graik а. Lockhart, 1972; Posner, 1969). Это одна из разновидностей теории переработки информации, поскольку в ней процесс переработки делится на ряд этапов (называемых уровнями), но здесь отсутствуют структурные компоненты, подобные КП или ДП. То, что в теории двойственности было структурными компонентами системы памяти, в теории уровней рассматривается как процессы, сходные, скажем, с распознаванием образов или вниманием.

Предположим, например, что мы интерпретируем хранилище КП как процесс. Тогда вместо того, чтобы представлять себе элемент, удерживаемый в памяти короткое время, как находящийся в особом хранилище, мы будем считать, что он подвергается некоторому процессу-в данном случае процессу репрезентации в слуховой форме вскоре после предъявления. Одно из преимуществ такого подхода состоит в следующем: если окажется, что какой-то элемент может быть представлен зрительно в той подсистеме, которую мы считаем кратковременной памятью, нам не придется видеть в этом факте нарушение какого-то важного принципа (состоящего в том, что в КП информация кодируется в слуховой форме). Мы можем просто рассматривать это как еще один возможный процесс-процесс зрительного кодирования элемента вскоре после его предъявления.

Рассуждая обо всех этих вещах, полезно помнить, что независимо от того, какую теорию вы примете (и независимо от всех дискуссий о КП и ДП), это будет всего лишь теория. Приведенные здесь данные в пользу теории двойственности — изменения концевого участка кривой свободного припоминания, различия в ошибках, допускаемых после коротких и длинных интервалов, а также результаты физиологических наблюдений — все это указывает на то, что деление памяти на кратковременную и долговременную по меньшей мере полезно. Это деление может заставить нас постулировать два хранилища информации, КП и ДП, но оно допускает также предположения о двух уровнях переработки информации, о двух кодах памяти или каких-либо других двойственных процессах или механизмах. Какое из этих подразделений мы примем — не имеет решающего значения. Важно помнить, что теория может служить полезным средством для описания наблюдаемых явлений и их объяснения, не будучи при этом точным и доскональным отчетом о них.


Глава 3

Сенсорные регистры

Модель памяти, описанная в гл. 2, включает сенсорные регистры, в которых поступающая извне информация может удерживаться в течение короткого времени в своей исходной форме (т. е. как точное воспроизведение первоначального стимула), прежде чем она будет распознана и передана дальше. Предполагается, что подобный регистр существует для каждого чувства. Сенсорные регистры психологи называли по-разному: хранилищами сенсорной информации, иконической памятью или прекатегориальной памятью (последнее название — "прекатегориальная" — указывает на то, что входной сенсорный сигнал еще не распознан, не отнесен к какой-либо категории).

^ ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЕГИСТР

Наиболее изучены сенсорные регистры, соответствующие зрению и слуху. Они были названы иконическим и экоическим регистрами (Neisser, 1967). Большая часть имеющихся данных об иконической памяти, т. е. о хранении информации в виде иконичеоких следов, получена Джорджем Сперлингом (Sperling, 1960; Averbach a. Sperling, 1961). Исследования Сперлинга начались с экспериментов на непосредственное вспоминание. В таких экспериментах испытуемым предъявляют на очень короткое время ряд букв, а затем просят вспомнить их. Полученные Сперлингом результаты с полной определенностью указывали на то, что эффективность воспроизведения зависит от числа предъявляемых букв. Если испытуемому предъявляют не больше четырех букв, он их воспроизводит вполне точно. Если же число букв увеличивают до пяти или более, воспроизведение ухудшается — испытуемые уже не могут припомнить все предъявленные буквы, а воспроизводят в среднем 4-5 букв. Этот верхний предел (т. е. то число элементов, при котором точность выполнения задачи на непосредственное припоминание становится ниже 100%) называют объемом памяти. На основании только что описанных опытов мы можем сказать, например, что объем непосредственной памяти для букв равен примерно пяти. (Оговорка "для букв" существенна, так ка.к объем памяти несколько варьирует в зависимости от характера материала, подлежащего запоминанию.)

В подобных экспериментах расположение предъявляемых букв не имеет большого значения. Например, шесть букв можно расположить в один ряд или же в два ряда по три буквы в каждом, и это не повлияет на эффективность воспроизведения. Рассмотрим один конкретный эксперимент, проведенный Сперлингом. Допустим, испытуемому предъявляют девять букв, расположенных в виде таблицы 3X3 (т. е. в три ряда по три буквы в каждом). Предъявление продолжается очень недолго — всего 50 мс. Одна миллисекунда равна 0,001 с, так что 50 мс составляют 0,05 с; за это время испытуемый не успевает перевести взгляд. После предъявления такой таблички он воспроизводит все, что может вспомнить; результаты теперь уже можно предсказать заранее: в среднем испытуемый сможет воспроизвести только четыре или пять букв.

Можно было бы предположить, что испытуемый нс способен воспроизвести все девять букв потому, что он не увидел их все; ведь 0,05 с — это очень короткое время. Однако причина неудачи — не в кратковременности предъявления букв; результаты не изменятся, если увеличить продолжительность предъявления до 0,5 с (время, совершенно достаточное для того, чтобы разглядеть все буквы). Но это и недолжно удивлять нас: в описанном опыте определяется объем памяти, так же как это было и в экспериментах Эббингауза, и результаты сходны с теми, которые мы уже отмечали для подобных задач: при самых разнообразных условиях предъявления испытуемые непосредственно после этого весьма успешно воспроизводят короткие списки элементов, но с увеличением длины списка способность к припоминаниюухудшается.

Только что описанный метод, при котором испытуемому предъявляют таблицу букв, а затем просят припомнить их все или как можно больше, именно поэтому называется методом полного отчета. Сперлинг изучал способность к запоминанию не только этим методом; он разработал еще новый метод, который назвал методом частичного отчета. Испытуемому на короткое время предъявляют набор букв, расположенных в три ряда. Сразу же после окончание предъявления испытуемый слышит высокий, средний или низкий тон, который служит сигналом, указывающим какой ряд букв следует воспроизвести. В ответ на высокий тон нужно воспроизвести верхний ряд, в ответ на средний — средний, а в ответ на низкий — нижний ряд. После подачи звукового сигнала испытуемый тотчас же пытается воспроизвести соответствующий ряд букв. Эту последовательность событий (предъявление букв-звук-воспроизведение) называют пробой, а эксперимент состоит из ряда таких проб.



В другом варианте задачи с частичным отчетом испытуемого просят воспроизвести одну определенную букву из предъявленной таблицы. В этом случае (Averbach a. Coriell, 1961) соответствующая инструкция дается не звуковым, а зрительным сигналом: вслед за буквами появляется белое поле с черной полоской, расположенной над тем местом, где находилась одна из букв, и именно эту букву испытуемый должен воспроизвести. Вообще главная особенность экспериментов с частичным отчетом состоит в том, что за предъявлением букв следует какой-либо сигнал, сообщающий испытуемому, какую часть всего набора букв следует вспомнить.

Мы уже знаем результаты экспериментов с полным отчетом: независимо от общего числа предъявленных букв испытуемый может воспроизвести не более пяти из них. Как можно видеть из данных Сперлинга (рис. 3.1), эксперименты с частичным отчетом дают совершенно иные результаты. Рассмотрим случай с предъявлением девяти букв. В опытах с частичным отчетом ответы испытуемых оказываются почти на 100% верными независимо от того, какой ряд нужно было воспроизвести. Но это означает, что в тот момент, когда раздается звуковой сигнал, у испытуемого в памяти еще находятся все девять букв, иначе он, несомненно, сделал бы ошибку при воспроизведении какого-либо ряда в одной из проб.

Степень точности воспроизведения можно использовать для оценки числа букв, хранящихся в памяти испытуемого в момент подачи звукового сигнала. Для этого достаточно умножить степень точности (т. е. процент правильных воспроизведений) на число предъявленных букв. Например, точность воспроизведения таблиц из 12 букв (три ряда по четыре буквы в каждом) составляла около 76%; это указывает на то, что в момент отчета 9 из этих 12 букв содержались в памяти, что почти идеально совпадает с результатами, полученными в опытах с девятью буквами.

Результаты экспериментов Стерлинга, представленные на рис. 3.1, показывают, что непосредственно после предъявления стимула память содержит гораздо больше материала, чем испытуемый может воспроизвести в полном отчете. Возникает вопрос: в чем причина такого несоответствия между частичным и полным отчетом? Почему получается так, что объем памяти испытуемого будто бы составляет всего 5 букв, когда на самом деле в памяти может сохраняться 9 букв?

Прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим одну модификацию эксперимента с частичным отчетом. В описанном выше варианте опыта звуковой сигнал подавался сразу же после предъявления букв. Можно, однако, задержать сигнал. Результаты экспериментов, в которых сигнал подавался с задержкой различной длительности, представлены на рис. 3.2 (для таблицы из 12 букв). При подаче сигнала без задержки в памяти, судя по эффективности воспроизведения, находилось примерно 9 букв. Но по мере увеличения задержки испытуемые делали все больше и больше ошибок, а при задержке в 1 с эффективность воспроизведения примерно соответствовала тому, что было бы при полном отчете, т. е. составляла 5 букв.



Вернемся к поставленному нами вопросу. Эксперименты Сперлинга показывают, что в памяти непосредственно после зрительного предъявления содержится больше информации, чем спустя 1 с после этого. Результаты экспериментов с частичным отчетом без задержки инструктивного сигнала позволяют измерить информацию, содержащуюся в памяти в первый момент после предъявления стимула. В отличие от этого эксперименты с полным отчетом позволяют установить, что остается по прошествии некоторого времени; оказывается, память содержит теперь гораздо меньше информации, чем было вначале. А результаты экспериментов с частичным отчетом и задержкой сигнала показывают, что происходит в промежутке между этими двумя моментами: по-видимому, первоначальный иконический след постепенно угасает, так что с течением времени от содержавшейся в стимуле информации остается все меньшая и меньшая доля. Короче говоря, полученные Сперлингом результаты говорят о существовании некоторой формы непосредственной зрительной памяти, следы в которой отличаются высокой точностью, но очень быстро угасают.

Непосредственная память, функцию которой Сперлинг продемонстрировал в экспериментах, соответствует тому, что мыв: своей модели называем сенсорным регистром. Эксперименты Сперлинга касаются регистра для зрения, для иконических образов. В нашей модели (гл. 2) роль этого регистра состоит в том, что он в течение короткого времени сохраняет зрительную информацию в ее первоначальной форме и это позволяет посылать в систему дальнейшую информацию о данном стимуле. Поскольку иконическая память — довольно примитивный род памяти, в которой стимулы представлены практически в своей исходной форме, большое влияние на нее оказывают условия предъявления. В этом отношении иконическая память непохожа на более глубокие уровни памяти. К важным переменным, влияющим на иконическую память, относятся: освещение, предшествующее зрительному стимулу (в экспериментах Сперлинга 0 -предъявлению букв) и следующее за ним, зрительная стимуляция, следующая за данным стимулом, и длительность предъявления.

Влияние освещения можно изучить, сравнивая результаты двух опытов, в одном из которых до и после предъявления букв испытуемый видел темное поле, а в другом — светлое поле. Создается впечатление, что в случае темного поляиконический образ сохраняется дольше. На это указывает то, что период угасания образа (экспериментально определяемый как наибольшая задержка сигнала в опытах с частичным отчетом, при которой испытуемые еще воспроизводят буквы лучше, чем при полном отчете) при темном поле более длителен. Очевидно, при светлом поле системе труднее "разглядеть" содержащуюся в иконическом образе информацию; зрительная стимуляция, создаваемая светлым полем, видимо, как-то нарушает восприятие образа. Ведь в сущности светлое поле-это тоже некое явление, воспринимаемое зрительной системой.

Это предположение становится еще более правдоподобным в свете экспериментов, в которых за предъявлением букв следовали не звуковой сигнал и не черная полоска, а чтонибудь иное (Averbach a. Coriell, 1961). Допустим, что вслед за таблицей букв появляется кружок, внутри которого находилась бы одна из букв, если бы она оставалась на месте (рис. 3.3). Испытуемый должен воспроизвести эту "окруженную" букву. Результаты такого эксперимента оказались несколько неожиданными. Как можно видеть на рис. 3.4, в тех: случаях, когда сигнальная метка предъявляется либо со значительной задержкой (0,5 с или около того), либо без всякой задержки, воспроизведение примерно одинаково успешно как с полоской, так и с кружком. Однако в случаях, промежуточных между отсутствием задержки и длительной задержкой, эффективность воспроизведения в опытах с кружком была гораздо ниже, чем в опытах с полоской.



Приведенные на рис. 3.4 данные были истолкованы следующим образом. Когда кружок тотчас же следует за буквами, ой эффективно накладывается на одну из них; испытуемый при этом "видит", что одна буква помещена в кружок, и называет эту букву. (Это сходно с те, что происходит при использовании полоски: при небольшой задержке испытуемый видит букву с расположенной над нею полоской.) При очень длительных задержках как кружок, так и полоска появляются тогда, когда образ буквы уже стерся. Однако при промежуточных задержках все обстоит иначе. Кружок стирает образ буквы, которую он должен был бы выделить, и замещает его; вместо того чтобы видеть букву и кружок, испытуемый видит только кружок. Это явление называют обратной маскировкой, поскольку кружок действует в обратном направлении во времени, маскируя или стирая букву которая ему предшествовала. (Полоска же, которая сильнее смещена относительно, буквы, не вызывает стирания.)



С явлением стирания связано и отмеченное выше различие в эффекте светлого и темного полей. Мы высказали предположение, что светлое поле интерферируете иконическим образом, так как оно само представляет собой зрительный стимул. А теперь оказывается, что стимул, непосредственно следующий за набором букв и располагающийся на месте одной из них, может действовать примерно таким же образом. Сопоставляя эффект стирания образа с нашей концепцией сенсорного регистра, мы убеждаемся, что стирание выполняет важную функцию: оно не позволяет иконическим образам слишком долго сохраняться в сенсорном регистре Если бы не было стирания, то каждый новый иконический образ сложился бы поверх предыдущего, что приводило бы к нагромождению и перемешиванию зрительной информации. Функция стирания заключается именно в том, чтобы недопускать этого. По мере поступления новой информации этот процесс расчищает для нее место, удаляя остатки предшествующих иконических образов.

^ СЛУХОВОЙ РЕГИСТР

Если бы не было иконических образов, мы могли бы "видеть" зрительные стимулы лишь до тех пор, пока они остаются унас перед глазами. Нам часто не удавалось бы распознавать быстро исчезающие стимулы, так как распознавание требует известного времени, иногда более длительного, чем то, в течение которого мы можем видеть стимул. Посмотрим теперь, что случилось бы, если бы не было экоической памяти-сенсорного регистра для слуха. Путем аналогичных рассуждений мы приходим к выводу, что мы могли бы тогда "слышать" звуки лишь до тех пор, пока они звучат. Но такое ограничение привело бык весьма серьезным последствиям: у нас возникли бы большие трудности с пониманием устной речи. Для иллюстрации этого Нейссер (Neisser, 1967, стр. 201) приводит следующий пример: иностранцу говорят "Np, not zeal, seal!" ("Нет, не усердие, а тюлень!"). Нейссер отмечает, что иностранец ничего не мог бы понять, если бы он не смог удержать в памяти "z" из слова zeal достаточно долгое время, чтобы сравнить его с "s"в слове seal. Нетрудно найти и другие примеры пользы экоической памяти. Мьь не смогли бы уловить вопросительной интонации в фразе"Вы пришли?", если бы первая ее часть не была доступна для сравнения в момент звучания второй. Вообще, поскольку звуки имеют известную длительность, должно существовать какое-то место, где бы ихкомпоненты могли удерживаться в течение какого-то времени. Таким местом служит сенсорный регистр для слуха.

Существование экоического образа было продемонстрировано в эксперименте, аналогичном демонстрации иконического образа в опытах Сперлинга. Испытуемые в этом эксперименте (Moray а. о., 1965) выступали в роли "четырехухих" людей, т. е. они прослушивали одновременно целых четыре сообщения, поступавших по отдельным каналам. Отклонившись несколько в сторвну, поясним, что канал означает источник информации, в данном случае-звука. Это понятие, может быть, знакомо вам, если у вас есть стереофонический проигрыватель. В нем обычно имеется два динамика, которые несколько по-разному воспроизводят исполняемую музыку. Аналогичным образом можно сконструировать четырехканальную систему для проведения упомянутого выше эксперимента. Один способ состоит в том, чтобы установить четыре громкоговорителя и поместить испытуемого посередине между ними. Другой способ — использовать наушники, разделив каждый наушник так, чтобы к нему было подключено два источника звука. Морэй и его сотрудники нашли, что обе системы-четыре репродуктора или "разделенные" наушники — примерно одинаково эффективны. Для наших целей главное то, что испытуемые могут различать отдельныеканалы: когда их просят слушать один определенный канал, они в состоянии это сделать. Они слышат не просто сумбурзвуков, а нечто такое, в чем можно различить сообщения, поступающие из разных источников.

Вернемся к "четырехухим людям". В экспериментах Морэя и его сотрудников каждый испытуемый участвовал в серии проб. В каждой пробе он прослушивал сообщения, поступавшие одновременно по двум, трем или четырем каналам (через репродукторы). Каждое сообщение состояло из 1 — 4 букв алфавита. Задача испытуемого заключалась в том, чтобы вспомнить эти буквы после того, как он их услышал.

В одном варианте опыта он старался припомнить все буквы; это был вариант с полным отчетом. В другом варианте требовался частичный отчет — вроде того, как это было в экспериментах Сперлинга. Сигналом к началу воспроизведения служил не звук, а свет. Испытуемый во время прослушивания держал в руках доску, на которой находились две, три или четыре лампочки, расположенные в соответствии с размещением репродукторов. Спустя 1 с после окончания передачи сообщений одна из лампочек вспыхивала; это служило сигналом, после которого испытуемый начинал воспроизводить буквы, переданные по соответствующему каналу, т. е. давал частичный отчет. Морэй и его сотрудники нашли, что пря частичном отчете процент припоминания был выше, чем при полном, независимо от числа используемых каналов и числа букв, передаваемых по одному каналу. Из этого, как и из экспериментов Сперлинга, можно сделать вывод, что непосредственно после предъявления букв (спустя 1 с) память содержала о них больше информации, чем в последующий период. По-видимому, эта информация была представлена в форме, являющейся слуховым аналогом иконического образа, т. е. в форме экоического образа.

Зная о существовании экоической памяти или по крайней мере предполагая его, мы можем задать вопрос: как долго сохраняется в ней след звукового стимула? Ответ на этот вопрос неясен: оценки продолжительности удержания информации в экоической форме сильно варьируют. Одна из этих оценок основана на результатах исследований Дарвина, Терви и Кроудера (Darwin а. о., 1972), которые, подобно Морэю и его сотрудникам, пользовались методом частичного отчета. Дарвин и его коллеги давали испытуемым прослушивать списки, состоявшие из трех элементов (букв или цифр); три таких списка передавались одновременно по трем каналам. Испытуемый воспроизводил либо все элементы, которые он смог запомнить (вариант с полным отчетом), либо, подчиняясь зрительному сигналу, называл элементы, поступавшие по одному определенному каналу (вариант с частичным отчетом). Этот сигнал подавался спустя 0, 1, 2 или 4 с после окончания передачи сообщения. Результаты этого эксперимента представлены на рис. 3.5; из приведенного графика видно, что при небольших задержках (до 2 с) точность воспроизведения в варианте с частичным отчетом намного выше, чем при полном отчете, но при задержке сигнала до 4 с эффективность при частичном отчете снижалась. Это указывает на то, что в экоической памяти, которая, как мы предполагаем, обусловливает высокую эффективность частичного отчета (точно так же, как и в аналогичном опыте со зрительными стимулами), информация сохраняется примерно в течение 2 с.



В других экспериментах, проведенных с целью определить длительность удержания экоического образа, испытуемым предъявляли звуки, которые нельзя было идентифицировать без предъявляемого вслед за ними "ключа". При этом исходили из предположения, что ключ может помочь испытуемому идентифицировать звук только в том случае, если в момент предъявления ключа в экоической памяти еще сохраняется след этого звука. Постепенно увеличивая интервал между звуком и ключом и определяя максимальную задержку, при которой ключ все еще облегчает идентификацию звука, можно оценить длительность сохранения информации в экоической памяти. Если ключ помогает идентифицировать звуки, то информация, значит, еще хранится, а если он перестает помогать — экоическая информация, по-видимому, исчезла (или по крайней мере исчезла настолько значительная ее доля, что даже ключ оказывается бесполезным). Как и следовало ожидать, по мере увеличения интервала между первоначальным звуком и ключом последний обычно становится все менее и менее эффективным: очевидно, след звука в экоической памяти постепенно угасает.

Рассмотрим, например, что происходит с испытуемым, когда он прислушивается к определенному слову на фоне заглушающего шума, который действует примерно так же, как атмосферные помехи при приеме радиопередачи (Pollack, 1959). Испытуемый не может сразу разобрать это слово изшума. Спустя некоторое время после предъявления слова испытуемому предлагают пробу с двухальтернативным вынужденным выбором. Проба состоит в зрительном предъявлении ему двух слов — того, которое он слышал, и какого-нибудь другого (дистрактора) — с просьбой указать, какое из них он слышит вторично. Одно из этих слов выполняет роль ключа, о котором говорилось выше. Оно должно помочь испытуемому понять предъявленное ранее слово — в той мере, в какой испытуемый еще помнит услышанный им звук.

В этом и в других сходных по форме экспериментах (см., например, Crossman, 1958; Guttman a. Julesz, 1963) максимальная задержка, при которой ключ помогает идентификации, а тем самым и оценка длительности сохранения информации в экоической памяти варьируют от 1 с до 15 мин диапазон весьма широкий. Ввиду таких расхождений в оценках трудно определить, сколько же времени звуки удерживаются в слуховом регистре. Что касается таких высоких оценок, как 15 мин, то здесь возникают некоторые сомнения в их достоверности. Эти оценки основаны на предположении, что испытуемый все еще удерживает в памяти первичный, неидентифицированный след звука, когда ему предъявляют ключ, и что он использует этот ключ для идентификации звука. Возможно, однако, что испытуемый на самом деле уже произвел частичную идентификацию. Например, он размышляет: "Слово начиналось со звука с и состояло, кажется, из двух слогов". Теперь он помнит уже не просто звук, а свое словесное описание этого звука и может легко удержать это описание в памяти на протяжении 15 мин. Тогда не удивительно, что и после значительного перерыва испытуемый, получив ключ "Это либо "сурок", либо "понять"", идентифицирует услышанное слово. По всей вероятности, 15-минутное сохранение экоических следов можно объяснить именно такой частичной идентификацией. Вместе с тем упомянутое расхождение в оценках, может быть, отчасти отражает действительные различия во времени подлинного экоического хранения, зависящие от различий в характере предъявляемых стимулов и в условиях эксперимента.

На сенсорном уровне следы звуков обычно сохраняются дольше, чем зрительные образы. Этот факт был использован для объяснения так называемых эффектов модальности (Crowder a. Morton, 1969; Morton, 1970; Murdock a. Walker, 1969). Один из примеров эффекта модальности можно видеть на кривых зависимости частоты свободного припоминания от места в ряду. При зрительном предъявлении списка слов (когда испытуемый видит слова) получаются несколько иные результаты, чем при слуховом предъявлении слов (когда он их слышит). Различие касается концевого участка кривой. При слуховом предъявлении процент припоминания для слов, стоящих в конце списка, выше, чем при зрительном, тогда как в начальном участке кривой такого различия нет. Иными словами, несколько последних элементов списка запоминаются лучше, когда испытуемый слышит их, чем когда он их видит. Это и есть эффект модальности.

Влияние модальности на вспоминание объясняют различной длительностью сохранения следов в экоической и иконической памяти. При этом указывают на то, что если список был предъявлен в слуховой форме, то информацию о самых последних элементах списка можно извлечь из экоической памяти (это возможно благодаря тому, что информация относительно звучания этих элементов сохраняется в течение нескольких секунд, т. е. на протяжении всего интервала между их предъявлением и вспоминанием), а иконическая информация о тех же самых элементах при их зрительном предъявлении удерживается недостаточно долго, чтобы создать какую-либо основу для их воспроизведения. Таким образом, слуховое предъявление обладает, явным преимуществом.

Такое объяснение эффектов модальности подкрепляется данными, полученными при разной скорости предъявления элементов (Murdock a. Walker, 1969): различия между воспроизведением после слухового и зрительного предъявления при больших скоростях выражены сильнее, чем при малых. Именно таких результатов следовало ожидать, если объяснять эффекты модальности особенностями сенсорных регистров. Ведь при большой скорости интервал между предъявлением элемента и его припоминанием короче, чем при малой; таким образом, времени для угасания следов меньше, и поэтому в момент начала припоминания списка, предъявленного в слуховой форме, в экоической памяти находится больше элементов, что создает преимущество для их припоминания. В отличие от этого на удержание иконического образа скорость предъявления не оказывает существенного влияния (отчасти из-за быстрого стирания иконических следов, а отчасти потому, что при высоких скоростях последующие зрительные стимулы могут стирать те, которые им предшествовали); поэтому при больших скоростях число элементов, удерживаемых виконической памяти после зрительного предъявления, не возрастает и не создается преимущества для их припоминания. Таким образом, слуховая модальность выигрывает от быстрого предъявления больше, чем зрительная.

Из всех этих рассуждений относительно эффектов модальности вытекает, что в экоической памяти может одновременно сохраняться несколько слов из списка, предъявленного в эксперименте со свободным припоминанием. А это означает, что каждое новое слово не стирает слова, которые ему предшествовали. Возникает вопрос: происходит ли вообще стирание экоического образа? Ответ на этот вопрос зависит оттого, что мы будем понимать под стиранием. Если под стиранием иметь в виду нечто эквивалентное стиранию зрительного образа, т. е. подлинную замену одного стимула другим, который за ним следует, то ответ, пожалуй, будет отрицательным. Вряд ли можно думать, что звук, непосредственно следующий за предъявлением какого-либо другого звука, эффективно элиминирует его. Мы уже отмечали, что, поскольку звуки следуют друг за другом во времени, должен существовать какой-то механизм для их удержания. Наша способность распознавать последовательности звуков должна означать, что новые звуки не стирают другие, только что им предшествовавшие. Если бы они их стирали, мы не могли бы понять фразу "seal, not zeal" (стр. 45). Мы вообще не могли бы воспринимать речь, поскольку произнесение даже одного слога требует некоторого времени и нельзя, чтобы вторая его часть стирала первую.

Однако и в экоической памяти все же, видимо, существует какое-то явление, подобное стиранию. Новые звуки могут в некоторой степени маскировать или уменьшать длительность хранения звуков, предъявленных ранее (Massaro, 1972). Это явление лучше называть интерференцией, чтобы отличать его от быстрого и полного стирания, более четко выраженного в иконической памяти. Эта экоическая интерференция сходна с эффектом светлого поля, предъявлявшегося в экспериментах Сперлинга после набора букв,-она уменьшает время сохранения следов, но не уничтожает их сразу.

Один из способов, позволяющих продемонстрировать экоическую интерференцию,- это "эффект приставки". Из двух кривых, представленных на рис. 3.6, одна отражает число ошибок при воспроизведении различных элементов в зависимости от их положения в небольшом ряду, предъявляемом на слух. Другая кривая отражает результаты, полученные при добавлении к этому ряду цифры "нуль" в качестве приставки. Хотя испытуемые никак не должны были реагировать на нуль и знали о том, что он появится, припоминание в этом случае было гораздо менее эффективным, чем в контрольном опыте, когда за элементами не следовал нуль.


problemi-formirovaniya-i-funkcionirovaniya-mehanizma-gosudarstvennogo-regulirovaniya-deyatelnosti-krupnogo-biznesa-v-usloviyah-rossijskoj-ekonomicheskoj-sistemi.html
problemi-formirovaniya-navikov-sekcii-pedagogika-i-problemi-visshej-shkoli-voprosi-molodezhnoj-politiki-i-patrioticheskogo.html
problemi-formirovaniya-promishlennosti-evropejskogo-severa-rossii.html
problemi-funkcionirovaniya-lgotnih-tamozhennih-rezhimov-chast-2.html
problemi-geologii-i-osvoeniya-nedr-stranica-7.html
problemi-gosudarstva-i-prava.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-tehnologiya-poslepechatnih-processov-po-specialnosti-261202-65-tehnologiya-poligraficheskogo-proizvodstva.html
  • essay.bystrickaya.ru/doklad-sp-detskij-sad.html
  • essay.bystrickaya.ru/elkin-maksim-dmitrievich-1880g-r-evrej-m-r-g-yassi-ruminiya-m-p-ustvimlag-nkvd-specposelenec-buhgalter.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rukovoditel-avtorskogo-kollektiva-i-nauchnij-redaktor-doktor-istoricheskih-nauk-professor-myachin-a-n-stranica-22.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/realizm-seredini-xix-veka-federalnaya-celevaya-programma-knigoizdaniya-rossii-recenzenti-kafedra-teorii-i-istorii.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/ustrojstvo-pritochnih-sistem-ventilyacii-p1-p2-tz-vityazhnih-sistem-ventilyacii.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/psihologicheskie-predposilki-yu-yu-eliseev-psihosomaticheskie-zabolevaniya.html
  • composition.bystrickaya.ru/otchet-po-nauchno-issledovatelskoj-rabote-fgbou-vpo-shadrinskij-gosudarstvennij-pedagogicheskij-institut.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravopisanie-proizvodnih-predlogov-i-ih-otlichie-ot-samostoyatelnih-chastej-rechi.html
  • assessments.bystrickaya.ru/departament-vnutrennih-boleznej.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-provedenii-olimpiadi-professionalnogo-masterstva-obuchayushihsya-v-obrazovatelnih-uchrezhdeniyah-spo-pfo-po-specialnosti-110401.html
  • lesson.bystrickaya.ru/sgu-fond-gosudarstvennogo-imushestva-kbr-g-nalchik-prospekt-lenina-57-3-j-etazh-e-mail-fgi-kbr-mail-ru-tel-8662-47-32-11-faks-44-39-38-stranica-15.html
  • esse.bystrickaya.ru/psihologiya-na-rubezhe-xix-xx-vekov-marcinkovskaya-t-d-m-29-istoriya-psihologii-ucheb-posobie-dlya-stud-vissh-ucheb-zavedenij.html
  • esse.bystrickaya.ru/raspisaniem-na-kafedre-pri-organizacii-samostoyatelnoj-raboti-po-discipline-himiya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/10-os-realnogo-vremeni-osobennosti-primeri-1-osnovnie-ponyatiya-operacionnaya-sistema-process-potok-mnogozadachnost.html
  • crib.bystrickaya.ru/gosudarstvo-i-ego-funkcii.html
  • textbook.bystrickaya.ru/guk-kemerovskaya-oblastnaya-specialnaya-biblioteka-dlya-nezryachih-i-slabovidyashih-uchrezhdenie-kulturi.html
  • writing.bystrickaya.ru/glava-iproblema-izucheniya-stertoj-dizartriiv-specialnoj-literature-vivodi-25-uchebnie-voprosi-i-zadaniya-25.html
  • studies.bystrickaya.ru/chast-1-part-2-detail-3-dividend-chat-bbk-81-2ang-4.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-kursa-geometriya-i-algebra-naimenovanie-kursa-dlya-gosudarstvennih-universitetov-napravlenie-510200-prikladnaya-matematika-i-informatika.html
  • urok.bystrickaya.ru/priobretennie-poroki-serdca-s-m-tkach-klinicheskie-lekcii-po-vnutrennim.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prirodovede-nie-metodicheskoe-obespechenie-russkij-yazik-1ab-5-sbornik-programm-dlya-chetiryohletnej-nachalnoj-shkoli.html
  • bukva.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-predlagaemaya-rabochaya-programma-po-vozrastnoj-psihologii-prednaznachena-dlya-studentov-psihologo-pedagogicheskogo-fakulteta-pedagogicheskogo-universiteta-1.html
  • university.bystrickaya.ru/ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-orenburgskaya-geofizicheskaya-ekspediciya-kod-emitenta-stranica-3.html
  • student.bystrickaya.ru/27-transportnaya-infrastruktura-generalnij-plan-poyasnitelnaya-zapiska-municipalnoe-obrazovanie-gorodskoe-poselenie.html
  • education.bystrickaya.ru/12-realizaciya-metodiki-issledovaniya-metodika-issledovaniya-7-opisanie-metodiki-issledovaniya-8-1-cel-ekspertnogo.html
  • klass.bystrickaya.ru/4-vrach-i-dvoryanin-paracels-kniga-pervaya-germeticheskoe-iskusstvo.html
  • institut.bystrickaya.ru/stanovlenie-universiteta-kak-gradoobrazuyushego-faktora-programmi-dopolnitelnogo-obrazovaniya-61-tolyattinskij.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/virtualnij-podhod-v-istorii-nestor.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rannyaya-vesna-rasskazi-o-ribnoj-lovle.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pozvonochnie-bez-zarodishevih-obolochek-anamnia-uchebnaya-programma-kursa-sterlitamak-2007-federalnoe-agentstvo-po-obrazovaniyu.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tipichnie-oshibki-publichnij-otchet-municipalnogo-byudzhetnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/135-dinamicheskaya-informaciya-o-tipe-zakonchennij-uchebnik-i-rukovodstvo-po-yaziku.html
  • writing.bystrickaya.ru/lekcii-po-statistike-promishlennosti.html
  • literatura.bystrickaya.ru/s-a-ciba-strategiya-razvitiya-farmacevticheskoj-promishlennosti-rossijskoj-federacii-na-period-do-2020-goda.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.